Взыскали неосновательное обогащение с заказчика по 44-ФЗ

Юристами нашей компании в пользу организации-подрядчика взыскано неосновательное обогащение в размере 4,5 млн. рублей в рамках муниципального контракта (арбитражные дела №А60-5596/2022, №А41-35037/2021, №А60-36224/2020).

Обстоятельства дела

Обязательства организации-подрядчика (клиента) по исполнению муниципального контракта были обеспечены банковской гарантией ПАО «Московский кредитный банк» (ПАО «МКБ») на сумму 27,4 млн. руб. За просрочку выполнения 1 этапа работ и незавершение строительства заказчик потребовал уплатить пени и штрафы на общую сумму 4,5 млн. рублей. Клиент с требованиями заказчика не согласился.

В ноябре и декабре 2020 года заказчик с целью удовлетворения требований по неустойкам воспользовался своим правом на получение денежных выплат на общую сумму 4,5 млн. рублей по банковской гарантии ПАО «МКБ», предоставленной подрядчиком при заключении контракта. В свою очередь, ПАО «МКБ» предъявил подрядчику регрессные требования о возврате 4,5 млн. руб., уплаченных банком в пользу заказчика. Подрядчик обратился за юридической помощью.

Правовое решение

Обязательства подрядчика по муниципальному контракту обеспечиваются независимой банковской гарантией (ст. 45, ч. 3 ст. 96 Закона 44-ФЗ). Независимость банковской гарантии (БГ) означает, что обязательство банка (гаранта) по уплате заказчику (бенефициару) обеспечительной (гарантийной) суммы не зависит от основного (не исполненного подрядчиком) обязательства по муниципальному контракту, в обеспечение которого выдана БГ (т.е. для получения гарантийной суммы заказчику достаточно лишь продекларировать, что подрядчиком нарушен такой-то пункт такого-то контракта и указать ссылку на этот пункт в письменном требовании в банк; в свою очередь, банк, согласно ст. 368 ГК РФ, не вправе проверять, было ли со стороны подрядчика  нарушение контракта в реальности).

Отметим, что регрессное обязательство принципала (подрядчика) по возврату банку уплаченной в пользу бенефициара гарантийной суммы всегда «осложнено» дополнительным обязательством по уплате процентов за пользование денежными средствами банка в размере выплаченной суммы (выплаченная банком сумма БГ является для принципала по сути кредитной задолженностью, на которую начисляются проценты, приравненные к процентам за пользование заемными средствами). При невозврате основной задолженности по регрессу (суммы по БГ) в срок, указанный в регрессном требовании банка, подрядчик-принципал (помимо «кредитных» процентов) обязан уплатить банку неустойку (пени) за просрочку возврата кредита.

Клиенту было предложено как можно раньше с момента получения регрессных требований банка добровольно погасить их, чтобы остановить рост «кредитных» процентов и неустойки. Клиент рекомендацией не воспользовался.

В мае 2021 года банк обратился в Арбитражный суд Московской области с иском о взыскании суммы основной задолженности по регрессу, кредитных процентов и пеней (дело № А41-35037/2021). Суд в июле того же года присудил взыскать с клиента в пользу банка основной долг (4,5 млн. руб.), кредитные проценты, начисленные на дату подачи иска (233,9 тыс. руб.) и неустойку (1,1 млн. руб.) с продолжением ее начисления по день фактической уплаты основного долга.

Клиенту было разъяснено, что (ввиду отсутствия каких-либо нарушений закона со стороны банка) заведомо бесперспективная попытка отменить в апелляции решение Арбитражного суда Московской области лишь приведет к увеличению периода времени, в течение которого будет расти сумма пеней. Тем не менее, клиент настаивал на апелляционном пересмотре решения суда первой инстанции.

Поверенный подал апелляционную жалобу и предложил клиенту заключить с банком мировое соглашение, в котором обе стороны, не дожидаясь постановления апелляционного суда, согласуют следующие условия:

  • Установят график погашения просуженной банком задолженности четырьмя равными платежами помесячно с 25.09.2021 по 25.12.2021;
  • Пропишут условие о том, что в случае погашения указанной задолженности в пределах согласованного графика банк не будет требовать уплаты суммы дополнительных пеней, начисляемых во временном интервале действия графика.

Клиент с доводами поверенного согласился.

11 ноября 2021 года апелляционная инстанция утвердила вышеуказанное мировое соглашение, отменила решение Арбитражного суда Московской области и прекратила производство по делу №А41-35037/2021.

9 декабря 2021 года клиент полностью погасил свою задолженность перед банком, выполнив условия мирового соглашения, а именно – выплатив банку основной долг (4,5 млн. рублей), а также суммы процентов и пеней в размере, рассчитанном на дату вынесения решения суда первой инстанции.

31 января 2022 года вступило в законную силу решение Арбитражного суда Свердловской области по делу №А60-36224/2020 (см. кейс №1), в котором суд признал незаконным начисление подрядчику неустоек и штрафов по муниципальному контракту на сумму 4,5 млн. руб. Денежные средства в сумме 4,5 млн. рублей заказчиком были получены в отсутствие нарушений контракта со стороны подрядчика (см. выводы суда по делу №А60-36224/2020).

Таким образом, заказчик фактически злоупотребил своим правом на получение безусловной выплаты по банковской гарантии в счет незаконно начисленных неустоек по муниципальному контракту, заведомо зная об отсутствии оснований для их начисления. При этом, клиент понес расходы в размере 4,5 млн. рублей (без учета кредитных процентов и пеней) в счет погашения регрессных обязательств перед банком, которые не возникли бы, если бы заказчик действовал разумно и добросовестно.

7 февраля 2022 года поверенным от лица клиента подан иск в Арбитражный суд Свердловской области о взыскании с заказчика суммы неосновательного обогащения в размере 4,5 млн. руб. (дело №А60-5596/2022). Суд вынес решение о взыскании с Администрации неосновательного обогащения в размере 4,5 млн. рублей, но отказал в возмещении расходов, связанных с оплатой кредитных процентов и пеней, поскольку Администрация не является стороной договора о выпуске банковской гарантии, заключенного между гарантом и принципалом, не препятствовала принципалу своевременно возместить гаранту расходы в размере 4,5 млн. рублей в порядке регресса, возникшие в связи с выплатой данной суммы бенефициару в счет исполнения гарантом своего обязательства по банковской гарантии, не зависящего от основного обязательства (от условий муниципального контракта между принципалом и бенефициаром).

 

Юридические услуги в области государственных закупок

 

 

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО УСЛУГАМ

Оставьте заявку,
мы вас проконсультируем





    Не хотите ждать звонка?

    Свяжитесь с нами, и мы ответим на ваши вопросы

    Яндекс.Метрика