Институт штрафных убытков в частном праве.

Современный имущественный оборот неизбежно связан с возможностью возникновения у его участников разного рода имущественных потерь, которые получают денежную оценку и именуются убытками.

Возмещение убытков является общей формой гражданско-правовой ответственности.

В доктрине гражданского права отмечается ряд подходов к раскрытию понятия «гражданско-правовая ответственность». Наиболее точным представляется определение, предложенное С.С. Алексеевым: гражданско-правовая ответственность – это «санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей».

Б.М. Гонгало считает, что существование норм об ответственности и применение (угроза применения) этих норм призваны способствовать предупреждению неправомерного поведения, восстановлению положения, существовавшего до правонарушения. Кроме того, применение мер ответственности свидетельствует об осуждении неправомерного поведения; ответственность – гражданское наказание.

Если сопоставлять изложенную позицию Б. М. Гонгало с иностранной доктриной авторов, то она, по сути, основывается на идее корректирующей справедливости (corrective justice), согласно которой основной задачей гражданско-правовой ответственности является восстановление того положения в имущественной сфере потерпевшего, которое было до момента совершения правонарушения.

Действительно, невозможно отрицать важное значение компенсационно-восстановительной функции для гражданско-правовой ответственности, которая отражена в правилах статей 15 и 1064 ГК РФ, закрепляющих принцип полного возмещения убытков (вреда). Целью ответственности является прежде всего восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего. Именно размер причиненного имущественного вреда по общему правилу определяет меру ответственности.

В свою очередь ответственность в гражданском праве решает задачи не только компенсации, но и справедливого распределения бремени неблагоприятных последствий, а также воздаяния за совершенные правонарушения. Таким образом, реализуется вся триада справедливости в сфере ответственности: восстановительная (корректирующая), распределительная (дистрибутивная) и воздающая (ретрибутивная).

На первый взгляд, для гражданско-правовой ответственности не характерна функция справедливого воздаяния (карательная функция), которая обладает доминирующим значением в сфере публичной ответственности (уголовной, административной), воздействие которой направлено не на имущество, а на личность правонарушителя.

Однако позиция, что гражданско-правовая ответственность решает задачи не только компенсации, но и справедливого воздаяния за совершенные правонарушения, а также превенции, сдерживания антисоциального поведения, становится все более распространенной в иностранной научной литературе.

Применительно к североамериканской доктрине это обусловлено тем, что в их правоприменительной практике активно применяется институт штрафных убытков (punitive damages).

Так, в странах англосаксонской системы права потерпевшему присуждаются штрафные убытки.

Под штрафными убытками понимают присуждаемую истцу сумму, назначаемую в порядке гражданского судопроизводства дополнительно к компенсаторным убыткам в целях наказания причинителя вреда за неправомерное поведение и предупреждения совершения аналогичных правонарушений ответчиком и другими делинквентами в будущем.

Таким образом, назначение штрафных убытков выполняет ряд специфических функций: воспитательную, превентивную, компенсационную, а также с его помощью осуществляется возмездие и обеспечивается принудительное исполнение правовых предписаний.

По мнению Гельмута Коциоля, на первый взгляд концепция штрафных убытков не соответствует европейской правовой традиции, однако в сфере частного права возможно использование конструкции штрафных убытков, например, в случаях причинения неимущественного вреда или в отношении труднодоказуемых экономических потерь.

Следует отметить, что фактически Гражданскому кодексу Российской Федерации уже известен феномен штрафных убытков, установленных, например, в абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ. Согласно названной норме, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Таким образом, данное правило имеет целью не компенсацию убытков кредитора, а лишение правонарушителя незаконно полученной им выгоды, поскольку оно направлено на развитие общего запрета п. 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В доктрине нет единого мнения по вопросу о том, какие институты права можно считать аналогами штрафных убытков. Кроме того, никто из ученых-юристов до настоящего времени не исследовал критерии выделения признаков штрафных убытков.

Полагаю, что аналоги штрафных убытков могут быть определены по следующим критериям:

  1. отсутствие компенсаторной природы — взыскиваемая судом сумма значительно выше суммы взыскиваемых компенсаторных убытков, т.е. суммы, необходимой для восстановления имущественного положения потерпевшего;
  2. вторичный характер компенсации по отношению к стимулированию правомерного поведения — целями взыскания определенной денежной суммы с ответчика являются не только восстановление нарушенного права потерпевшего, но и стимулирование надлежащего поведения ответчика, предупреждение совершения новых правонарушений и наказание;
  3. размер взыскиваемой с ответчика суммы штрафных убытков должен определяться судом в каждом отдельном случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела;
  4. сумма, назначенная судом, взыскивается в пользу истца.

Учитывая выведенные критерии, аналогом штрафных убытков в Российском праве следует признать штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, установленный п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей». Взыскание штрафа представляет собой меру ответственности, которая применяется к изготовителю (равно исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) за совершение виновных действий.

Институт штрафных убытков, полагаю, должен быть рассмотрен через призму существующих проблем злоупотребления правом со стороны должника.

На сегодняшний день де-факто наблюдается, что должник имеет легкий доступ к льготному кредитованию под ставку 7.5 % — достаточно просто нарушить права своих контрагентов (поставщиков, подрядчиков и т.п.). Это не только может быть в несколько раз дешевле, но и намного проще, чем привлекать средства для финансирования своего бизнеса путем внесения вкладов в уставный капитал или привлечения кредитов.

Самый элементарный экономический анализ показывает, что в заданных правовых условиях разумный должник, которого не сдерживает риск возникновения репутационных потерь, будет нарушать платежную дисциплину и расплачиваться с кредитором только в рамках судебного процесса.

Как полагает Б.М. Гонгало, взыскание неустойки должно выполнять компенсационную и штрафную функции. Автор пишет, что «преувеличение роли компенсационной функции взыскания неустойки в ущерб штрафной функции (как и наоборот) ничего хорошего не сулит. В частности, лишение взыскания неустойки штрафного (поражающего, карательного) характера снижает стимулирующую функцию неустойки».

В связи с этим, механизм умеренной сверхкомпенсации, направленный на лишение должника выгод от злоупотреблений, является логичным и целесообразным путем решения в сложившейся действительности.

Таким образом, штрафные убытки представляют собой удивительную комбинацию уголовного и гражданского права, которая создает форму карательного способа защиты, расположившуюся в сфере гражданского права.

Следовательно, допустимо утверждать, что штрафные убытки представляют собой конструкцию sui generis, которую можно определить как частный штраф, имеющий публичную природу. Частным этот штраф будет являться ввиду того, что взыскивается он в пользу частного лица, а не государства. Публично-правовая природа штрафных убытков определяется их главными функциями: наказанием и превенцией.

Сделать однозначный вывод о целесообразности введения института штрафных убытков в Российской Федерации очень сложно. С одной стороны, он является мощным инструментом стимулирования субъектов гражданского права к надлежащему исполнению своих гражданско-правовых обязанностей, с другой стороны, введение штрафных убытков может поставить под угрозу стабильность и предсказуемость гражданского оборота.

Список литературы

  1. Алексеев С.С. Гражданское право. Учебник. М.: Проспект, 2015. с. 103.
  2. Гонгало Б.М. Обеспечение исполнения обязательств. М., 1999 – с. 20, 21.
  3. Gardner J. What is Tort Law for? Part 1. The Place of Corrective Justice // Law & Philosophy. Vol. 30. P. 1, 11.
  4. Богданов Д.Е. Эволюция гражданско-правовой ответственности с позиции справедливости: сравнительно-правовой аспект: монография. М.: Проспект, 2016. с. 99-108, 211-232.
  5. Markel D. Retributive damages: A theory of punitive damages as intermediate sanction // Cornell Law Review. Vol. 94. P. 245.
  6. Koziol H. Punitive Damages — A European Perspective // Louisiana Law Review. Vol. 68. P. 741-764.
  7. Богданов Д.Е., Богданова Е.Е. К вопросу о некомпенсационных убытках в гражданском праве России // Гражданское право. 2017. № 2. с. 7-10.
  8. Карапетов А.Г. / Мораторные проценты – Статут, 2021. – с. 17.
  9. Гонгало Б.М. Гражданско-правовое обеспечение обязательств: автореферат дис. … доктора юридических наук: 12.00.03 / Уральская государственная юридическая академия. — Екатеринбург, 1998. – с. 10.
  10. Международное частное право: учебник / Б.М. Гонгало, А.В. Майфат, Д.В. Мурзин [и др.]; отв. ред. Д-р юрид. наук, проф., засл. юрист РФ Б.М. Гонгало. – Москва: Статут, 2020. – с. 264.

 

НОВОСТИ КОМПАНИИ

29.04.2022
Стали спонсором конкурса красоты и таланта «МИСС И МИСТЕР ЮСТИЦИЯ 2022».
08.04.2022
Семинар для участников госзакупок.
01.04.2022
О мерах поддержки бизнеса.
26.11.2021
Юридическая фирма ЛЕВЪ поддержала проект «Вторая волна русского авангарда»
09.08.2021
В честь 30-летия Группы компаний открыли большую выставку
20.07.2021
Первое место в рейтинге аудиторско-консалтинговых компаний по направлению «Юридический консалтинг»
22.04.2021
Управляющая Группой компаний Анна Дубровина вошла в совет по развитию малого и среднего предпринимательства региона
19.04.2021
Провели конференцию по актуальным вопросам для бизнеса
09.03.2021
Приняли участие в заседании экспертного совета при бизнес-омбудсмене региона
01.03.2021
Управляющая Группой компаний Анна Дубровина приняла участие в заседании ТОП-клуба с участием Главы Екатеринбурга
20.01.2021
Приняли участие в круглом столе по вопросам реализации налоговой политики в регионе
Сотрудничество с Уральским государственным юридическим университетом
Яндекс.Метрика